О эти дикие русские! Истоки европейских фейков и момент истины



Сколько же баек о «дикой» России свёрстано в издательствах стран Внеморальной Оси! Но где исток этих баек? И каковы итоги русофобии?
На мой взгляд, после распада единой Церкви в 1054 году в созданном западноевропейцами пространстве торжества торгашей, — по словам Ницше, хищных зверей, в слове которых «работать» слышится ещё и грабить, а в слове «заработать» слышится ещё и перехитрить! — победа сил Добра (см. формулу Стабильности мира) явным образом к XV веку стала проблематичной в то время как в России была совсем иная ситуация. Перспективы захвата славянских территорий вплоть до Урала явно таяли, все надежды на пополнение «паствы» Ватикана — лидера «кружков культовых действий» (букв. перевод слова католичество) — становились призрачными. Кто мог из власть имущих в Западной Европе смириться с этим?
Тут-то и началось.
Начали с «мелочей»: Церковь восточных христиан обозвали «The Russian Orthodox Church», даже не пытаясь найти более благозвучное название, например, «The Russian Рious church»; охранников папской библиотеки стали называть со смехом «бородатые братцы», предварительно отбирая в их состав исключительно безграмотных и юродивых клириков (чтобы не смогли ничего понять в тайной переписке папы) etc.
Иллюстрации из книги Е. Р. Сквайрс, С. Н. Фердинанд, «Ганза и Новгород: языковые аспекты исторических контактов»; г. Любек, левая створка алтаря: Бургомистр Генрих Брёмзе с сыновьями. Священник (в левом верхнем углу) никак не похож на выбритого католика, но и вылитым лютеранским пастором его признать нельзя! При этом он умеет читать! Странно, однако.

Именно с этих «мелочей» и началась идеологическая война против России, не затихавшая никогда, и которая не будет прекращена никогда.

Инструменты идеологической войны хомотриалов и проигрыш России в сражении. Некоторые печальные итоги

О книгопечатании и Иване Фёдорове без баек
Надо ли говорить о силе печатного слова?
До изобретения книгопечатания по некоторым оценкам на территории Западной Европы находилось в библиотеках и в частных собраниях не более 30 тысяч книг. Почему так мало понятно не только из того, что каждая из книг была плодом полностью ручного труда, но и из того, что писчий материал был крайне дорогим.
По сообщению Н. Ходаковского для изготовления одного листа пергамента нужно было выполнить минимум семь технологических операций над содранной кожей молодого телёнка не старше шести недель, а ещё лучше используя кожу ещё не родившейся овцы.
Если на один экземпляр Библии могло уйти до 300 овечьих шкур, то, с учётом производственных затрат стоимость таких книг оказывалась заоблачной.
Тут стоит постоянно помнить, что на Руси телятина была под запретом! Ну а садизмом по отношению даже к овцам никто из русских не занимался никогда. Таким образом, о промышленном производстве пергамента не могло быть и речи! Только по импорту. Посему книги в Древней Руси — это товар штучный.
Но вот в XV в. практически параллельно были изобретены бумага и книгопечатание, которое в России приняли в штыки, так как монахи быстро смекнули, что при внедрении «инновации» они потеряли бы один из основных источников своих заработков по отрисовке дорогущих церковных и проч. книг из области «вакуумной акустики». Да и подделками стало бы невозможно заниматься: это только на пергаменте какой-либо фрагмент в старом тексте одной-двух копий книг (в тех же летописях) можно было просто смыть тёплой водой, затем заполнив пустые листы каким угодно текстом. С типографскими сотнями экземпляров книг на бумаге этот «фокус» уже не проходил.
Поначалу попы выдавили из Москвы поляков-католиков, — приглашённых царём Иваном IV из Кракова мастеров, — а затем «съели» и самого́ начальника первой русской типографии, привезённого из Германии протестанта Ганса Мессингейма, заменив его печатных дел мастером из Новгорода Марушей Нефедьевым, учеником у которого работал Ивашка Фёдоров. 
Подвизался ли в ту типографию в подмастерья Фёдоров самостоятельно или же грамотного диакона, чуть-чуть, но таки знавшего даже греческий (такие были наперечёт) делегировали московские попы для усмотрения за «правильным словом божиим» ибо никакая иная литература не издавалась тогда на Руси, то неведомо. По крайней мере церковный агент-цензор в православном «печатном холдинге», присматривающий за всякими и разными католиками и протестантами, не мог не быть (и издательство, и типография были тогда под одной крышей). Цену печатному слову и в те времена в Кремле знали.
Но что-то пошло не так, и в конце концов типографию Марушы Нефедьева попы сожгли дотла (подробнее см. вып. 6 «Занимательной истории»), возможно, что не без прямого попустительства Ивана IV Грозного, посчитавшего, что негоже комплектовать «холдинг» кадровым составом из представителей так «любимых» им Новгорода и Великого княжества Литовского, т.е. мастеров с территории современной Белоруссии, хотя мать царя (Елена Глинская) и была белоруской.
А дальше происходит труднообъяснимое: в отличие от Западной Европы опыт московской типографии нигде на Руси не тиражируется. Более того: Острожская Библия, напечатанная вскорости под руководством Ивана Фёдорова на русском языке на территории Львовского палатината Польши, практически ни одной копией не попадает на территорию России, разойдясь по территории ВКЛ, а сам грандиозный для восточных славян, но к XVI в. уже мелкий для Европы выход книги в 1000 копий будет в России повторен лишь спустя двести лет (sic!), в 1751 году (Елизаветинская Библия)!
А теперь пора сравнить: 20 миллионов печатных книг, изданных к 1500-му году в Западной Европе, и несколько тысяч книг, вышедших из российских типографий к началу правления Петра в 1682-м году; практически все церковного содержания. Это же катастрофа образования, науки и культуры России!
Однако пришло время, когда власть имущие таки сообразили, что книги нужны не только церковные, одновременно уразумев, что для перевода на русский громадья западной информации даже теоретически не найти ни сил, ни возможностей — «поезд уже ушёл». Именно поэтому после открытия Петром «железного занавеса», с одной стороны, национальная элита стала активно закупать книги в иностранных издательствах, а в курсы среднего образования своих отпрысков энергично внедряла иностранные языки — и дешевле, и контроль за носителями знаний проще. А с другой стороны, «форточники» Петра приступили к активному завлечению в Россию иностранных специалистов — уже готовых носителей знаний из сотен книг. 


Автаркия теократического государства и последствия

А до того несчастный даунёнок Фёдор Иоаннович, кровавый опричник и абсолютно неграмотный Борис Годунов, внешний управляющий на троне России царь лже-Димитрий, полоумный царь Василий IV Шуйский, а затем Семибоярщина вкупе с первыми двумя Романовыми довели гандикап отставания России от Западной Европы до трёх сотен лет, превратив страну к концу XVII века в теократическое государство с полной автаркией и искорёженными представлениями её граждан о своей же древней истории!
По сообщению П.Н. Милюкова лишь к концу XVIII в. страна доползла до издательской мощности в 7000 книг за пятилетку.
Для сравнения: книга Мартина Лютера «К христианскому дворянству немецкой нации» (1520 г.), выйдя первоначальным тиражом в 4 000 копий, и быв распроданной мгновенно, выдержала затем 13 (sic!) переизданий подряд!
Россия, особенно трудами первых двух Романовых, проиграла не только информационную битву со странами Внеморальной Оси вчистую, но и бесконечно отстала от Западной Европы в цивилизационном развитии и, особенно, в уровне грамотности населения и организации специального образования, что особо остро аукнулось во второй половине XIX в. 


Драйвер технического развития в XIX веке и отсталость России

Если сегодня драйвером технического развития являются космос и авиация, то в XIX веке таким драйвером был флот... Поняв после Крымской войны, что отстали от Европы если не навсегда, то почти навсегда, принялись мартышничать, скопировав идею парусно-парового флота, угрохав затем сотни пудов золота на закупку по сути хлама, т. к. и Западная Европа, и Америка уже отказались от судов-гибридов, то есть отказались от парусов полностью. В итоге, царю Александру III пришлось по новой переоснащать ВМФ, новёхонькие же парусно-паровые суда сделав мишенями для стрельб. Но тут были придуманы дредноуты и паровые турбины, и история «обезьяны с гранатой» повторилась в третий раз.
Справедливости ради нужно сказать, что к началу XX в. «форточники Петра» таки кое-чему научились, в частности, профинансировав и тем обеспечив спуск в 1912 году со стапелей предсерийного эсминца класса «Новик» отечественной разработки, который развил на испытаниях фантастическую для русского ВМФ скорость в 37 узлов, правда, предварительно вынеся на себе кучу капитальных доработок.
 Эскадренный миноносец «Новик»,  https://weaponsandwarfare.files.wordpress.com/2016/10/1280px-novikem1.jpg

Но даже к началу XX века русские корабелы кроме паровых котлов так и не научились производить высокотехнологичные для того времени устройства: турбины, силовые приводы, приборы контроля, средства связи, оптику etc. Всё это закупалось в Англии, Германии и в США за огромные деньги.
Если даже рельсы для первой в России ж/дороги закупали в Англии, то разве непонятны постоянные метания питерских хомотриалов-во-власти за остальными «инновациями» всегда и исключительно в Западную Европу без каких-либо усилий по развитию собственного производства и разработке прорывных технологий у себя дома? Вдумайтесь! После отстройки магистрали Москва-Питер «форточники» не стали строить ж/дорогу ни на хлебный Юг, ни в Крым, ни на промышленный Урал — они ухлопали бюджет на прокладку ветки в Западную Европу. Кто бы сомневался в их предпочтениях?! О чём с горечью писал Василий Кокорев, выдающийся предприниматель России: это решение Правительства и царского Двора стало фатальным в Крымской войне.
Внуки тех «форточников» опять у власти.

Воспользоваться идеологической немощью
Бесконечная дорога ненависти. И.С. Тургенев против своры русофобов. В одиночку
Некогда Генрих Лев, и Фридрих Барбаросса камня на камне не оставили как от славянского храма Ретры (на территории бывшей ГДР), так и от ведического Центра славян на острове Рюген (сказочный остров Буян) — в России тогда никто даже не чухнулся помочь западным славянам. Вопрос «Почему?» уже не одно столетие висит в гардеробе РАН, уже почти полностью иссохнув от тоски.
Затем крестоносцы разгромили в 1204 году христианский Центр православия в Царьграде, после чего попросту сдав его мусульманам в 1453 году.
А так как европейцы усвоили, что с мечом на Русь ходить можно в очередной раз только после ухода в мир иной внуков того поколения, которому русские понаддавали по самое не балуй, то есть после похорон исторической семейной памяти, то Ватикан и «элита» Западной Европы решили в военных «паузах» подтачивать славянский Колосс в «добрых христианских традициях», то есть подлостью.
Как только хомотриалы почувствовали пропагандистскую немощь России, они занялись своим любимым делом — «стрельбой из мушкетов» по толпам «владельцев луков», то есть приступили к прото-ковровым бомбардировкам. Именно с момента начала бума книгопечатания и началась массированная идеологическая атака на русских, как и обработка сознания западноевропейского «электората» с тем, чтобы его было много легче завлечь идеей Drang nach Osten, сделав пушечным мясом.
Сами посудите. Ну как тот же Флетчер мог издать на пергаменте свои воспоминания о России? — А никак! Тем более в стольких копиях. Или тот же барон Герберштейн и ещё пара сотен иностранцев, посетивших Россию, из которых большинство специализировалось на генерации «лапши», которую они при существенной спонсорской помощи Ватикана и европейских магнатов вешали на уши граждан своих стран.
То есть, возвратясь из России и часто обогатившись там, они выливали помои на от всей души приветливо принимавших их русских, в традициях которых было полностью обеспечивать пребывание официальных лиц на своей территории. Чего не было ни в одной стране Внеморальной Оси, в которых русские посольства должны были жить исключительно за свой счёт.
Так, например, Людовик XIV, только после того как русский посол Пётр Потёмкин по пути в Париж, получив счёт в одной из таверн, в гневе разнёс её почти до основания, выделил на обеспечение посольства аж 200 франков. Затем источаемые русским посольством глубокие ароматы лука, чеснока и водки встретились в Версале с вонизмом не мытых от рождения тел и импровизированных туалетов, устраиваемых дамами и мусье по мере надобности непосредственно на паркете коридоров дворца, от чего русское посольство чуть было в обморок не попадало в полном составе. После этого «просвещённый» и «высококультурный» Король Солнце изрёк «Нравы и традиции французов настолько отличны от нравов этой (русской) нации, что невозможно рассчитывать на продолжительность сношений» [К. Валишевский].
И только во второй половине XIX в. потокам русофобии была впервые противопоставлена реальная сила офицера 3-ого отделения МВД Империи (разведка и противодействие антирусской пропаганде). Но что мог сделать один И.С. Тургенев против своры брызгающих слюной сявок Западной Европы? Ведь доходило до того, что одиноко идущего по сельской дороге русского могли во Франции и забить как представителя ада!

Над созданием образа русского вурдалака трудились сотни журналистов, часть из которых после общения с Тургеневым отказывались от этой гнусности, но далеко не все.


Планетарная парафраза
Ситуация же нашего сегодня — это вообще планетарная парафраза информационного взрыва после изобретения книгопечатания и бумаги. Вот жил себе некий Вася Пупкин, по два года отсидевший чуть ли не в каждом классе школы, после окончания которой ему вдруг взбрендило пографоманить. Куда бы он был послан в СССР, в стране реально хорошего образования? В лучшем случае его бы похлопали по плечу, посоветовав детинушке встать к станку, делом заняться.
Но вот настала Эра демократии (то есть Эра вседозволенности), а главное накатилась Эра Интернета (то есть Эра всевозможности). И вот наш Вася Пупкин уже числиться в успешных блогерах, и даже демонстрирует в ТВ-студиях федеральных каналов способности своего убогого интеллекта, обладая активным словарным запасом дай-то бог в 1767 слов (как в библейской Книге Исход, см. НЛП-технологии..). На какие средства он существует — совершенно непонятно, если только не предположить, что Вася вошёл в пул клакёров Кремля, попал в «мейнстрим» трамбования «электората» до уровня интеллекта и общей культуры толп «Васей Пупкиных». При этом ссылки подобных ему медиа-персонажей на то, что, мол, клакёр гоняет на Porsche, который приобретён на доходы от рекламы, размещённой на его страницах в Сети, рассчитаны на такой же подплинтусный интеллект, как и у Васи.    
Шапито!


Примеры европейского шапито из Средневековья

Ох уж это Флетчер!
Уже упоминавшийся Джильс Флетчер учудил, оценил потери Москвы от набега супостатов в 1382 году в 800 тысяч человек. Чем предписал, на самом деле, европейцам сдвинуть своё сознание, реально вещая: «Положи себе на подкорку, европеец! Именно настолько эти русские тупее и слабее мудрых степняков, не говоря уже о сравнении их с «цивилизованными»!
Однако это был уже перебор, и во что не поверили даже коллеги англичанина, так и не пропустив Джильса к вожделенной должности придворного историка. Замечу: спустя двести лет, при царе Иване IV городское население Москвы с посадами не превышало 30 тыс. человек.
Однако миф существует, и даже озвучивается в наших школах! То есть фейк продолжает работать! Увы.
Страсти по царю Ивану IV
В одном из информационных пакетов, который сгенерирован явно не от большого ума ещё в XVI веке, числятся чуть ли не сотни тысяч русских, которых де «кровавый» русский тиран Иван IV Грозный загубил.
Читай реальную цель дезы для не слишком образованного «электората»: «Положите этот факт на подкорку, европейцы! Именно настолько эти гнусные еретики, лидеры варваров более кровавы, чем властители «просвещённой» Европы, на которых вы, Instrumentum vocale (неодушевлённые предметы, обладающие лишь способностью речи [Аристотель]), молиться должны!»
Однако имеется Синодик опальных, составленный самим царём и реконструированный Р.Г. Скрынниковым:

Подсчёты в ЭТ на данных Синодика опальных, 2019 г

Итоги точного подсчёта жертв царских репрессий по тексту Синодика — 3581 человек. И всё! Но кто такие данные мог опубликовать в Западной Европе на фоне, например, миллиона физически уничтоженных в XIII в. катар на юге Франции?

Гипертрофированная ненависть к царю Ивану как стран Внеморальной Оси, так и отечественных властителей, их лейб-историков и лейб-комедиантов объясняется просто: царь всего за семь лет провёл полную национализацию доходных объектов госказны (опричнина), расшугал всех бояр, кормившихся до степени обжорства от прихватизированных ими уделов, и тем объединил Россию. Но, главное, Иван IV укрепил финансы державы, учредив единый эмиссионный монетный центр Руси (т. е. «ЦБ РФ»): только московки-копейки, и никаких тебе впредь новгородок и проч.! Все же инвалютные операции шли исключительно под контролем Кремля, а сама инвалюта (голл. доллары, нем. талеры и проч.) под страхом смертной казни была запрещена к свободному обращению в стране, она принудительно обменивалась Кремлём по фиксированному курсу на московки.
Этот пример энергичного управления державой, как и народные притчи с явным восхищением действиями царя ну никак не должны были стать широко известны «электорату», который (свят! свят!) мог элементарно сопоставить итоги нескольких десятилетий правления властителей Новейшей истории России с успехами царя Ивана, а заодно и оценить реальные успехи правителей стран Внеморальной Оси практически на любом отрезке истории Средних веков… Вы успели записать имена ярых противников установки памятника царю Ивану IV в Орле?

«Пять копеек» от поляков
Разумеется, и поляки вставили свои «пять копеек», оценив потери при восстании москвичей 17 мая 1606 года от трёх до четырёх тысяч человек. — О эти русские звери!
Де-факто же потери поляков и русских были сопоставимы, это была драка, а не резня; не пострадали ни Юрий Мнишек, ни послы польского короля, ни князь Вишневецкий, ни иные белорусские магнаты, спаслась и царица.
Ну а теперь просто включаем мозги. Кортеж Марины Мнишек состоял по разным данным от одной тысячи до тысячи двухсот сопровождавших: в основном, коммерсантов, авантюристов со всего света, а также обслуги будущей русской царицы, включая музыкантов. Таким образом, оценка потерь «до четырёх тысяч» — уже враки! Или в польской версии арифметики свои правила, и одна тысяча больше, чем четыре тысячи?
Поимённый список жертв приводит Станислав Немоевский — свидетель трагедии. Московский синодик содержит данные о 524 убитых в столкновениях граждан Жечи Посполитой и граждан не только этой славянской федерации.
Частично понять озлобленность москвичей можно, осознав девять причин, подвигших их на жестокости. Но одно очевидно: 30 тысяч жертв Варфоломеевской ночи возопиют много громче, чем 524 жертвы «Московской ночи».

*


Всегда начинать что-то исправлять нужно с себя, смотря в корень.

К сожалению, в России уже возникла ситуация, предсказанная в 30-х годах прошлого века Н.С. Трубецким:
«Низы продолжают жить обломками культуры, некогда служившей нижней ступенью, фундаментом туземной национальной культуры, а верхи живут верхними степенями другой, иноземной, романо-германской культуры; в промежутке между низами и верхами помещается слой людей без всякой культуры, отставших от низов и не приставших к верхам именно в силу качественной разнородности обеих культур, сопряжённых в данной нации»
Вот насколько успешно постарался Дом Романовых и компания «форточников» из Питера призыва 90-х годов в своём пресмыкании перед всем западным, поставив крест на развитии образования, собственной промышленности и культуры!
Это надо срочно и очень энергично исправлять, прежде всего, очистив собственную историю от фантазий попов-летописцев, правок этих фантазий германскими якобы историками времён императрицы Анны Иоанновны и их последышами в РАН.
Нет никаких сомнений, что уже на начальном этапе этой работы «посыпятся» все хронологические привязки событий истории Древней Руси к событиям в Западной Европе, а многие байки, созданные якобы древними европейцами, перейдут в состояние интеллектуального праха, и наступит наконец момент истины!

Комментарии

Популярные сообщения из этого блога

Этот очень странный экономист Ленин

Найденная и вновь пропавшая библиотека скифов

Главнейшая из причин краха экономики СССР