Писающие «мальчики» понаехали на Русь



В веках прошедших иностранцы никак не могли предположить, что за совершенно невинные, на их взгляд, «шалости» их в России могут сослать в Сибирь. Но прошли столетия и в некоторых кругах эти «шалости» стали предметом чуть-ли не восхищения удалью.

Писающие «мальчики»
Вот в XVII веке едет голландское посольство в Москву. Едут они через земли куршей, эстов и ливов — теперь это Латвия и Эстония. В составе делегации будущий бургомистр Амстердама Николаас Витсен.
Вкратце охарактеризовав эстонцев как людей вороватых и простоватых, он тут же по въезде на территорию России записывает в свой дневник, что по грубости своей русские крестьяне похожи на дикарей, а от рабов они вообще ничем не отличаются. Наверное, на рабов — Instrumentum vocale по-Аристотелю, т.е. неодушевлённых предметов, обладающих лишь даром речи — Витсен насмотрелся у себя дома, а преимущества курных изб, совершенно не нужных в климате Голландии, он даже и не старался уразуметь (см. вып. 5 «Занимательной истории»). И вроде бы этими наблюдениями он выказывает своё культурно-цивилизационное преимущество над туземцами: мол, этим Instrumentum vocale тянуться и тянуться до его высокого европейского воспитания.
Но европеец никак не мог предположить, что его мемуары когда-либо прочтут аборигены. Иначе он бы своё «европейское воспитание», излитое на страницы путевых заметок, заткнул бы понятно куда. Так как с моральными нормами русских он, похоже, познакомился очень быстро.
Поначалу он без тени сомнений описал манеры своих коллег, а также и англичан: 
Жером Дюкенуа, 1619. Писающий мальчик, бронза. Брюссель. https://www.happy-landing.net/wp-content/uploads/2018/11/manneken-pis.jpeg
В комнатах обычно имеются окошки, через которые мы ночью часто мочились; как-то через окно один из английского посольства справил свою нужду. Русские узнали об этом, а он сбежал; если бы его поймали, то зарубили бы. Это заставило нас остерегаться...


Постреливающие мажоры
Но на этом свинство «цивилизованных» не закончилось. И всё говорит о том, что манера пострелять птицу на чужом подворье у голландцев в крови, хобби у них такое.
Так ещё в 1602 году, секретарь делегации жениха для дочери Годунова, некто Аксель Гюльденстиерне записал по пути в Москву:
24-е Августа провели в Новгороде.
25-го Августа мой господин, Михаил Глебович и мы прочие выехали на лодке, чтобы пострелять. Застрелили 18 домашних уток и двух домашних гусей.
То есть своих моральных тормозов у послов не было. Или они не понимали, что палят по святому для них понятию, по частной собственности?

Ход культурного развития голландцев, надо полагать, в том же 1602 году и заклинило, так как через 63 года картинка со слов Витсена повторилась, но уже с фарсом:

Один из наших поваров стрелял здесь в птицу на кресте церкви; это могло бы стоить ему жизни или большого штрафа; наше счастье, что ни один русский не видел этого. Одного немецкого офицера, который сделал по неосторожности то же самое, гнали кнутом по городу Москве и затем выслали в Сибирь...
Глаза заведущи…
А вот разобраться с обнаглевшими англичанами чуть ранее, в 1584 году было некому, так как в тот год умер царь Иван IV Грозный.

А дело в том, что не прошло и 30 лет с тех пор, как капитан Ричард Ченслер впал в изумление, когда поморы ему сказали, что он приплыл не в Индию, а в Россию, и вот уже шустрые англичане хозяйничают и на Урале, и в Сибири, и даже на Новой Земле! Начиная «прикармливать» инвалютой местных.   
Антон Марш и Христофор Холмс к 1584 году же «облазили» земли поморов и прилежно описали богатства океана и Сибирской земли:
Недалеко от материка в устье Оби имеется остров, на котором водится много зверей, например, белых медведей, моржей и т.п. Самоеды говорят, что в зимнее время они часто находят там моржовую кость...
На Новой Земле есть большое озеро, в котором водится множество гусей и лебедей. В период линяния, около Петрова дня, они теряют свои перья: холмогорцы ездят туда ежегодно, наши же англичане вкладывают в это предприятие свою долю денег: они привозят оттуда большое количество пуха, сушёных лебедей и гусей, медвежьих шкур и рыбы.

Но разгуляться на чужой территории подобно их опыту в Индии англичанам на Руси не позволили. На престол взошёл хоть и умственно больной сын царя Ивана (Фёдор Иоаннович), но это был тот случай, когда короля танцует свита, которая не подвела. Борису Годунову — бывшему опричнику и ставленнику бояр при новом царе — особо и делать-то ничего было не надо против превращения России в колонию Острова-на-Углу: не те моральные устои, не та мощь воли и совсем не то противление нормам морали торгашей у него за спиной были.
*


Но вот проходят столетия и отечественные СМИ дня не могут провести без упоминания сует королевской семьи за Ла-Маншем и звёздных выездов старушки. Похоже, что в руководстве СМИ задействованы потомки царя Николая II (1/128 часть русской крови), которые как наяву помнят дружбу кузена Ники с кузеном Джорджи (королём Англии Георгом V) и тешатся теперь воспоминаниями начала XX века на всю страну.

Наверное, граждан России теми репортажами подталкивают активно перенимать и нормы морали англичан? Те самые.



Комментарии

Популярные сообщения из этого блога

Этот очень странный экономист Ленин

Найденная и вновь пропавшая библиотека скифов

Главнейшая из причин краха экономики СССР